Карпаты от Львова и до Львова. Часть 1. От Львова до Мукачева

ЛЬВОВСКИЙ ЭТЮД. 1976 г.

Раньше мне никогда не приходилось бывать в Карпатах. От старших коллег по работе неоднократно я слышал о необычайных зеленых вершинах этих гор, называемых загадочным тогда для меня словом «полонины». В 1976 году, изучив карты, я отправился в это интересное путешествие. Маршрут мой начинался из Львова, до которого я добрался поездом с пересадкой в Киеве. Город произвел на меня большое впечатление. Это был несомненно европейский город, который отличался от большинства городов, какие мне приходилось видеть. Центральная площадь города, сохранившая древнее название Площадь рынка, это сохранившийся уголок средневекового Львова, архитектура которого красноречиво говорит об его возрасте и богатой истории. В городе, на самом высоком

ДВОРИК МОНАСТЫРЯ. ЛЬВОВ (этюд) 1976

месте, Замковой горе, сохранились фрагменты древней крепостной стены. Из архитектурных памятников запомнился Доминиканский Собор и монастырь, и, конечно, Львовский оперный театр. Город несомненно очень живописно выглядит, на его старинных улочках можно найти много интересных сюжетов для этюдов и картин. Сюда необходимо приехать на целый месяц.

Однако основной целью моей поездки всё-таки были Карпатские горы, поэтому пришлось покинуть этот замечательный город и двинуться на автобусе к первому пункту моего путешествия — селу Ясиня. Это гуцульское село я выбрал скорее всего за понравившееся мне красивое название, которое я обнаружил на туристской схеме Закарпатья. Автобус ехал до Ясиней примерно около половины дня, поэтому мое первое знакомство с

ЛЬВОВ (этюд). 1979 г.

Закарпатской областью Украины происходило из окна. Это одно из моих любимых занятий — наблюдать из окна движущегося транспорта, независимо от того, вагон поезда это или автобус. Перед глазами мелькают деревни, поселки, города, поля и леса, равнины или горные склоны, реки, озёра или пруды. расходятся многочисленные дороги, по которым идут местные жители, часто одетые в национальные одежды, или едут автомобили. В длительной дороге начинает зарождаться образ местного колорита, появляются первые зачатки тем и композиций будущих работ. В зрительной памяти откладываются подмеченные, характерные для данных мест, уголки природы или особенности, представляющие своеобразие местной архитектуры. Меня всегда поражало поведение людей, которые, садясь в

СОЛНЕЧНЫЙ ДЕНЬ. КАРПАТЫ. 1976 г.

транспорт, безмятежно засыпают и находятся в данном состоянии до конечного пункта своей поездки. Я конечно понимаю, что бывают различные обстоятельства: усталость, постоянное недосыпание в связи с многочисленными длительными переездами и т. д. Для меня же дорога это начало творческой деятельности, накопление впечатлений и зарождение в голове сюжетов будущих живописных работ.

КАРПАТСКАЯ МЕЛОДИЯ. 1977 г.

Прибыв в Ясиня, я остановился в деревянном доме недалеко от центра села у гостеприимной хозяйки. Она, как и большинство здешних жителей была гуцулкой. В этом доме я фактически только ночевал, а остальное время посвящал ознакомлению с живописными окрестностями. Поселок расположен в долине двух рек: Черная Тисса и Лазещина, которые недалеко от

ХУТОР В ГОРАХ. ЯСЕНЯ. КАРПАТЫ

центра Ясиней сливаются в одну широкую Тису. Село протянулось, я думаю, километра на два по обеим берегам этих рек. В поселке находилась туристическая база Эдельвейс, поэтому в центре всегда было много туристов. Деревянное здание турбазы, хорошо вписывалась в окружающий ландшафт. Каждый день я поднимался на зеленые склоны окрестных гор, захватив с собой этюдник и немного пропитания. Дороги и тропы уводили меня вверх по склонам, частично покрытым, в основном, хвойными перелесками, а на большинстве горных вершин и холмов деревья отсутствовали.

НА КАРПАТСКИХ ПОЛОНИНАХ. ЯСИНЯ

Теперь я познал смысл и оценил красоту того загадочного слова «полонины», о котором говорил в самом начале своего повествования. На склонах и в ложбинах уютно располагались отдельные хутора, обнесенные легкими деревянными изгородями, которые, очевидно, обозначали границы территории хозяина и служили преградой для домашнего скота, который пасся недалека от дома. В основном это были овцы и коровы. Часть склонов, покрытых разнотравьем, была скошена и кругом виднелись многочисленные стога, прекрасно дополнявшие окружающий пейзаж. Иногда по проселочной дороге проезжала телега, запряженная одной или двумя лошадьми. Жилые дома, один или два на хуторе, и хозяйственный или скотный двор были бревенчатые с крышей , покрытой деревянными дощечками, подобными лемеху из осины, которым на Руси покрывали церковные купола. Картину дополнял горный целебный воздух, наполненный запахами горных цветов и трав.

ТУМАННОЕ УТРО В ЯСЕНЯХ. КАРПАТЫ. 1976 г.

Недалеко от дома, в котором я остановился, находилась Струковская церковь-архитектурный памятник деревянного гуцульского зодчества VII века, которая сначала была небольшой часовней, а впоследствии стала символом Ясиней. Однажды, проснувшись рано утром, я увидел за окном густой туман. Быстро одевшись, я выбежал на улицу, чтобы своими глазами, в очередной раз полюбоваться незабываемым зрелищем, когда всё вокруг окутано сплошным туманом и слегка угадываются только ближайшие предметы. Потом постепенно туман начинает рассеиваться, открывая глазу всё более дальние перспективы. В результате апофеозом всего является постепенно пробившееся сквозь туман утреннее солнце. В своей жизни мне неоднократно посчастливилось наблюдать подобную картину, так как многие рассветы мне пришлось встречать просыпаясь рано утром в палатке во время очередного путешествия. На этот раз результатом полученных впечатлений явилась работа «Туманное утро в Ясинях» 1976 г. В хорошую погоду, когда я поднимался высоко на склоны гор, передо мной открывался отличный вид на самую высокую вершину восточных Карпат гору Говерлу и на гору Петрос.

ВЕЧЕР НА КАРПАТСКИХ СКЛОНАХ. 1976 г.

Один из дней пребывания в Ясинях был посвящен поездке на гору Говерлу. Сначала я доехал на автобусе до Лазещины. Далее по высокому склону долины реки Лозещина, по тропе, идущей по краю леса, я двинулся по направлению к Говерле, высота которой составляет 2061 метр. Дорога незаметно поднималась вверх, слегка петляя среди огромных елей, которые создавали приятную прохладу, насыщенную ароматом хвои. Идти было легко, несмотря на то, что день был достаточно жаркий и время приближалось к полудню. Иногда тропа спускалась вниз, пересекая встречающиеся по пути распадки, а потом снова серпантином поднималась на противоположный склон и продолжала ненавязчиво ползти вверх. Постепенно лес начинал редеть и сквозь стволы уже угадывался силуэт травяного и каменистого холма, достаточно резко устремленного вверх. Я понял, что подхожу к цели своего похода. Решил сделать небольшой привал, чтобы перекусить и слегка отдохнуть перед решающим подъемом. Через некоторое время передо мной распахнулось открытое пространство. Слева на горизонте виднелись поросшие лесом высокие холмы, а впереди на расстоянии примерно полутора километров начинался подъем. Ближайший холм, по которому шла тропа, был покрыт довольно скудной травой с неяркими, в основном желтыми цветами, которые цеплялись за торчащие вокруг каменистые выступы. Дорога вскоре снова уходила вниз с холма, на котором я находился, и появлялась вновь вдалеке, сделав резкий поворот направо на каменистый хребет, идущий к подножью Говерлы, которая уже просматривалась среди скопившихся над ней облаков. Отчетливо были видны три ступени: первая, это достаточно пологий травянистый хребет, за ним резко вверх шел уже открытый каменистый подъем и третий, это подъём на конусную вершину Говерлы. Дорога спустилась вниз в ложбину, после которой начинался уже подъём на гору. Ложбина была покрыта довольно крупной травой и мелким кустарником. Кругом торчали камни. Бросилось в глаза, что тут и там в траве виднеются клочья белого овечьего пуха, контрастно выделяющегося на фоне зеленой травы. Вспомнились слова из сказки: «остались от козлика рожки, да ножки». Я начал подниматься вверх по тропе. Картина кругом стала резко меняться.

ДОЖДЬ СОБИРАЕТСЯ. ГОРА ГОВЕРЛА

Вершина Говерлы оказалась окутанной облаками, вокруг меня поднимался прохладный туман, а может быть это были низкие облака, усилился ветер, стало значительно прохладнее. Видимость резко ухудшилась. К туману добавился слегка моросящий дождичек. Имея уже жизненный опыт, связанный с непогодой в горах, я, к сожалению, понял, что Говерла «закрылась» на сегодня для меня. Совершать в такую погоду подъём на гору, а затем спуск с неё и поиск обратной дороги к Лозещине, будучи одетым по летнему, было бы неразумно, поэтому мне пришлось принять решение о возвращении назад в Лозещину по уже знакомой дороге. Когда я ожидал автобус, чтобы вернуться в Ясиня, в небе была переменная облачность, временами светило солнце, а в юго-восточном направлении, где находилась «непокорённая» мной Говерла, висели сплошные облака. Кстати, когда, стоя на остановке, я разговорился с местным мужчиной и рассказал ему о клочьях белого пуха у подножье горы, он пояснил мне, что в этом году в их краях появилось много голодных волков, которые нападают на стада овец.

ЯРЕМЧА. ЭТЮД С ВОДОПАДОМ. РЕКА ПРУТ. 1976 г.

Следующим местом, которое я планировал посетить в окрестностях Ясиней была Яремча, находящаяся на высоте около шестисот метров над уровнем моря, примерно в пятидесяти километрах севернее, в часе езды на автобусе. Яремча оказалась курортом, живописно расположившимся на одной из самых больших рек Карпат — реке Прут, берущей начало недалеко от вершины Говерлы. В отличие от Ясеней река Прут более полноводная и бурная. Непосредственно на территории Яремче находится водопад. Он имеет небольшую высоту, около восьми метров, но выглядит очень живописно. Прямо над ним между скалистыми берегами переброшен пешеходный мостик, на котором очень любят фотографироваться многочисленные туристы, посещающие эти незабываемые карпатские места. На территории Яремчи горные склоны подходят ближе к реке, образуя крутые, довольно высокие скалистые берега. Река Прут, пробившая себе дорогу в скальной породе, образует многочисленные пороги. Дно каменистое, вода прохладная, даже жарким июльским летом. В этом я смог убедиться сам, испытав потребность искупаться в знойный день. Река оказалась довольно мелкой, но все дно усыпано камнями. Сильное течение, холодная вода и камни под ногами не дают возможность долго находиться в реке. Через несколько минут выскакиваешь на прибрежные камни. Но этого мне оказалось вполне достаточно, чтобы освежиться и продолжить путь по ознакомлению с курортом.

ПЕШЕХОДНЫЙ И ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ МОСТЫ НАД РЕКОЙ ПРУТ В ЯРЕМЧЕ

Еще одной достопримечательностью Яремчи является железнодорожный мост, построенный сразу после тоннеля, пробитого в скальной породе горы, нависшей над рекой Прут. Поезд вырывается из темного тоннеля и мчится на большой высоте по мосту, стоящему над водой на высоких опорах. Недалеко от железнодорожного моста перекинут пешеходный мост, всегда заполненный туристами. Все это смотрится сказочно на фоне карпатских горных склонов, покрытых лесом. Приходилось сожалеть только о том, что у меня с собой не было палатки, чтобы остаться здесь на несколько дней и подольше побродить по лесным склонам, изобилующим многочисленными горными потоками, устремленными к реке Прут.

ТУМАН ПОДНИМАЕТСЯ. РЕКА ЧЕРНАЯ ТИССА

Вернувшись в Ясеня, я продолжил знакомство с окружающей природой. Еще в Москве, когда я разрабатывал маршрут, меня завораживало название реки Чёрная Тисса. Для меня в этом названии виделось что-то таинственное и сказочное. Очередной день был посвящен походу вдоль берегов Чёрной Тиссы вверх по течению от села Ясиня, ближе к её истокам. Выйдя рано утром из Ясеней, я оказался на грунтовой дороге,

КАРПАТСКИЙ СЮЖЕТ.РЕКА ЧЕРНАЯ ТИССА. 1976 г.

идущей вдоль берега реки. Чёрная Тисса змейкой петляла, окруженная горными склонами, поросшими еловым лесом. В тесной речной долине клубился утренний туман, так как солнце, уже осветившее вершины елей, еще не проникало достаточно близко к поверхности реки. Иногда лес на одном из берегов отступал от реки, образуя небольшие поляны, покрытые травой и цветами. Как правило, в этих местах располагались отдельные домики и к ним через речку были переброшены невысокие деревянные мостики. Подобные мостики встречались и там, где было трудно проложить дорогу по одному берегу и удобней продолжить её по противоположному. Попадались места, где на горных склонах отсутствовал лес. На этих, довольно крутых склонах ютились небольшие хутора, живописно вписавшиеся в окружающую природу.

ЧЕРНАЯ ТИССА. 1976 г.

Солнце уже начинало освещать эти открытые поляны и туман поднимался по распадам и ущельям. Чем дальше я уходил от Ясеней, тем чаще попадались более глухие места, где уже трудно было пробираться по берегу и тропа уводила меня в глубь леса, петляя между елей. Незаметно я оказался на достаточно большой высоте, где Черная Тисса уже представляла собой скорее бурлящий горный поток с небольшими водопадами. Подойти близко к берегу в таких местах было почти невозможно. Крутые склоны, поросшие лесом, круто нависали над рекой. Там и тут виднелись осыпи с обвалившимися деревьями. Делая очередной этюд, я, как завороженный, смотрел на шумящую и бурлящую Чёрную Тиссу и мысленно возвращался домой , в Москву, когда готовился к этому маршруту.

МОСТИК ЧЕРЕЗ ЧЕРНУЮ ТИССУ

Тогда мне представлялась затененная, спокойная река в ущелье, в которое никогда не проникает луч солнца, и поэтому вода в реке всегда имеет глубокий черный цвет. Отсюда и название Чёрная Тисса. Оказалось всё не так. Но сказочность и таинственность остались. Только наяву сказка явилась радостной, яркой и шумной, а название «Чёрная» так и осталось загадкой.

ВИД НА ОЗЕРО СИНЕВИР С ГОРЫ ОЗЕРНЫ

Последним пунктом, которое я планировал посетить, базируясь в Ясинях, было легендарное озеро Синевир, расположенное на высоте около тысячи метров над уровнем моря, которое многие сравнивали с кавказским озеро Рица. Добраться из Ясеней до озера Синевир в то время время было довольно сложно. Пришлось с пересадкой ехать через Усть-Чорна и далее направлением на

НА СИНЕВИРСКИХ ПОЛОНИНАХ

Межгорье до Синевирской Поляны. В общей сложности пришлось проехать и пройти примерно 120 километров. Считается, что озеро Синевир образовалось десять тысяч лет назад в результате сильного землетрясения, когда обрушившаяся порода преградила узкое ущелье, по которому протекает река Теребля. В глубоком котловане и образовалось озеро Синевир, которое подпитывают

ТУМАН НАД ОЗЕРОМ СИНЕВИР. 1976 г.

несколько ручьев, стекающих с окрестных гор. В народе же бытует красивая легенда о девушке-красавице по имени Синь, из богатой семьи, и бедном пастушке по имени Вир, которые полюбили друг друга. Отец девушки велел за это убить Вира, сбросив на него огромный камень. Тоскуя о потерянном друге, Синь пролила много слез, сидя около того камня. Так и образовалось это

ОКРЕСТНОСТИ СИНЕВИРА

огромное озеро с чистой , как слеза, водой, и народ назвал его их именам -Синевир. Подтверждением этой короткой легенды является огромный камень, возвышающийся над водной гладью озера. Озеро Синевир, а также окружающие его высокие горы, покрытые лесами, состоящими из вековых пихт, буков и других деревьев, многочисленные ручьи и источники с минеральной водой

ВЕЧЕР НА ОЗЕРЕ СИНЕВИР

образуют единый природный заказник, привлекающий внимание туристов со всего мира. Мне, сколько позволило время, удалось побродить по берегу озера, сделать наброски, подняться на горные склоны, окружающие озеро. С большой высоты это, самое большое озеро в Карпатах, кажется маленьким голубым оком, отражающим небесную синь. Ввиду того,что мне пришлось договориться о ночлеге в одной из хижин недалеко от озера, мне посчастливилось увидеть озеро и вечером и в утреннем тумане. Озеро Синевир расположено у подножья горы Озерны, высота которой около 1600 метров над уровнем моря. На второй день пребывания на

ОКРЕСТНОСТИ ОЗЕРА СИНЕВИР

Синевире я не смог лишить себя удовольствия взобраться на гору Озерну, чтобы своими глазами увидеть с высоты птичьего полёта всю панораму окрестностей озера. Тропа начиналась прямо от озера. Сначала дорога шла по лесу, постепенно поднимаясь, пока не вывела на более пологую площадку, лишенную деревьев. Потом снова начался лес, по которому пришлось подниматься по узкой и крутой, петляющей между деревьями, тропинке. Лес закончился недалеко от вершины горы и с неё открылся великолепный вид на многочисленные горные вершины и на жемчужину Закарпатья-Озеро Синевир.
На следующее утро после возвращения из Синевира в поселок Ясиня, я распрощался с гостеприимной хозяйкой, купил билет на автобус, следовавший маршрутом Ясиня-Мукачево, и продолжил свое путешествие по Закарпатью. Кроме меня в автобусе ехали местные жители, вернее, в основном, жительницы, которые всю дорогу громко «гутарили» на своем языке, который я практически не понимал. Шоссе шло сначала на юг к городу Рахов, Это 30 километров. Мое место было не у окна, а возле прохода. Я с интересом наблюдал за меняющейся картиной за окнами. Когда автобус уже подъезжал к Рахову, он неожиданно остановился. В салон вошел молодой пограничник, а второй с собакой остался у дверей на улице. Вошедший, обращаясь к пассажирам, велел всем приготовить документы. Парень, видно был русский, поэтому дальше диалог в автобусе продолжался на родном мне языке. В первое мгновенье женщины непривычно утихли, но потом, как только паспорта не оказалось у первой же пассажирки, поднялся базар женских голосов на смешанном русско-украинско-гуцульском языке. Из чего я понял, что документов практически ни у кого не было, они хором твердили пограничнику, что они здесь ездят каждый день, и что он их всех прекрасно знает в лицо. На это был короткий лаконичный ответ от представителя власти: «Ничего не знаю. Положено! Сейчас всех высажу, сколько раз Вам говорили, чтобы брали с собой документы!».
С этого момента автобус перестал выглядеть транспортным средством, он скорее напоминал курятник в котором появилась лиса-охотница или, по крайней мере, петух. Тем не менее, пограничник настоял на том, чтобы одна из пассажирок, сидевших впереди, вышла из автобуса, Не знаю, как стали бы развиваться события дальше, но, неожиданно, взгляд пограничника остановился на мне. Наверное, я мало походил на местного жителя. Забыв про женщин и потеряв к ним весь интерес, он подошел ко мне и начал задавать вопросы: «Кто, Откуда и Зачем, и Куда?». Он полистал мой паспорт, послушал мои объяснения о том, что я простой турист из Москвы, художник, сейчас направляюсь из Ясиней в Мукачево с познавательными и творческими планами. Пограничник несколько раз повторял свои вопросы, получал повторенные мной ответы и вдруг задал совсем неожиданный вопрос, что называется не в бровь, а в глаз: «Какой размер обуви носите?». Я ответил — сорок второй. Он попросил меня показать мой ботинок. (На мне тогда были туристические ботинки на толстой профилированной подошве, в которых я обычно ездил в походы). Он долго рассматривал мой ботинок и подошву. Мои пассажирки, воспользовавшись замешательством молодого пограничника, и отсутствием внимания к ним, постепенно начали роптать: «Высаживай его и там разбирайся, а нам пора домой к детям и семьям». После

К вечеру. РАХОВ. КАРПАТЫ. 1976 г.

проведенного анализа моей обуви, что-то, видимо, не сложилось в голове у пограничника, то ли размер обуви не совпадал, то ли профиль подошвы подвёл, но неожиданно он отдал мне паспорт и пошел к выходу, наказав мне, что я не должен покидать автобус, пока он не проедет город Тячев, дал команду шаферу ехать дальше, и был таков.
Поясню для сведения. Вскоре после Рахова начиналась граница с Румынией. Шоссе, вплоть до Тячева, шло в нескольких десятках метров от берега Тиссы, которая считалась в этом месте пограничной рекой. Противоположный берег был румынский. Когда я покупал билет в Ясинях, я знал об этом, меня предупреждали, что я имею право транзитом проехать, не выходя из автобуса. Потом мне сказали, что на этом участке румыны часто перебегают в Советский Союз, поэтому, очевидно кого-то разыскивали по оставленным при переходе следам. Всё хорошо, что хорошо кончается. Так я добрался до города Мукачево. Основным объектом моего внимания здесь был старинный замок «Паланок» XIV-XV веков, расположенная на высокой горе вулканического происхождения. Высота горы около 70 метров, поэтому его хорошо видно со всех сторон. Из истории известно, что крепостные сооружения на данной территории были уже в XI веке. Замок является практически неприступным сооружением. На протяжении многих веков в замке менялись хозяева, но захватить силой его не смогли ни половцы, ни Батый. Чтобы решить проблему воды на территории крепости был вырыт колодец, глубиной больше 80 метров. Бытует легенда, что, несмотря на такую огромную глубину вырытого колодца, вода всё не появлялась. Тогда появился чёрт и предложил князю сделку — вода в обмен на мешок золота. Так как у князя не было столько золота, он стал торговаться. Черт не уступал. Подумав, князь согласился и отдал чёрту мешок, в котором были всего две монеты. Объём мешка соответствовал этим двум монетам.

В МУКАЧЕВСКОМ ЗАМКЕ. 1976 г.

Когда чёрт стал возмущаться, то ему сказали, что в условиях договора размер мешка не оговаривался. Чёрт со злости схватил мешок с двумя монетами и прыгнул в колодец. Местные жители таким образом объясняют гул, идущий из колодца, когда подходишь к нему. Это мол воет чёрт. В замке я сделал этюд с видом внутреннего дворика замка и на следующий день добрался до Ужгорода, откуда и возвратился домой в Москву. Так закончилась первая часть моей Карпатской одиссеи, от Львова до Мукачево. Первая, потому, что в 1982 году была вторая, велосипедная поездка, которую мы с моим старшим сыном Виталиком совершили на велосипедах от Мукачево до Львова, замкнув таким образом кольцо вокруг Закарпатья — От Львова и до Львова.

Рубрика: Истории картин | Добавить комментарий