ч.7. Вторая поездка «По русскому северу» – по Северной Двине

  Первую остановку я сделал в Чухчерме, где на высоком берегу Северной Двины сохранилась старая деревянная церковь с часовней. Я поставил палатку прямо недалеко от церкви и в тот же день сделал этюд «Тихий вечер» на Северной Двине. В это время еще были достаточно светлые белые ночи, и полюбовавшись на то, как смотрится церковь на высоком берегу я сделал наброски этюда на тему «Белая ночь в Чухчерме».

«БЕЛАЯ НОЧЬ В ЧУХЧЕРМЕ» (этюд)

Когда мы еще плыли на пароходе из Архангельска, со мной познакомился молодой человек лет 17, не более. Он рассказал мне, что учится в Архангельске в техникуме и что родом он из Чухчермы, где давно не был. Рассказал, что эти места связаны с жизнью Ломоносова. Здесь Северная Двина разделяется на несколько рукавов, между которыми образовались острова. На одном из них Курострове и жил Михаил Васильевич.  Я рассказал ему о том, что я рисую и о моих дальнейших плана, связанных с поездкой по Северной Двине. Когда пароход причалил, парнишка пошел в деревню, расположенную вдоль берега на высоком берегу, а я направился по берегу поближе к церкви, которая словно маяк поднималась над высоким склоном. К вечеру, когда я  заканчивал этюд с берегом реки, неожиданно появился мой молодой попутчик.

«ТИХИЙ ВЕЧЕР НА СЕВЕРНОЙ ДВИНЕ»

 Он был явно взволнован и только теперь поведал мне горькую правду об истинной причине приезда в родные места. Оказывается он приехал, получив телеграмму от своих родных, живущих  здесь в деревне, о том, что катаясь на моторной лодке в состоянии сильного подпития, утонул его старший брат и он приехал на похороны. Мне было очень жаль этого молодого человека. Я понял, что он, учась в Архангельске несколько лет, отвык уже от деревенского уклада жизни и, попав сюда в такой трагический момент, просто был растерян и не знал, как себя вести в такой ситуации. Поэтому он и пришел ко мне, казалось бы, совсем постороннему человеку, ему необходимо было с кем-то поговорить. Он приходил ко мне и на следующий день и рассказывал, что подобные случаи с гибелью пьяных людей здесь происходят каждый год.

«АНТОНИЕВ-СИЙСКИЙ МОНАСТЫРЬ» (этюд)

На следующий день я на теплоходе отправился до пристани Сия (Емецк), а далее пешком километров 15, если мне не изменяет память, до Антониево-Сийского монастыря, находящегося в истоках реки Сии, притока Северной Двины. Был очень жаркий солнечный день Я с большим удовольствием прошел этот маршрут, и был вознагражден за это, увидев отражение монастырских построек в воде.  Монастырь, надо сказать, в то время находился в довольно запущенном виде, но это с моей точки зрения только придавало ему живописности.

«ГИПСОВЫЙ БЕРЕГ В ЗВОЗЕ»

 Так как кругом много леса и сочного разнотравья, то, когда я поставил этюдник и начал работать, то понял, что из-за огромного количества слепней, ос и других летающих и ползающих насекомых, работать практически невозможно. Пришлось срочно поставить палатку здесь же около этюдника и применить все имеющиеся у меня средства, а когда было совсем невозможно терпеть, я бросал кисти и нырял в палатку, давая себе, таким образом, небольшие передышки.

Следующую остановку я решил сделать в Звозе. Это место, где по описанию гипсовые породы в открытом виде выходят на берег Северной Двины. Когда теплоход подошел к дебаркадеру с надписью Звоз, то картина, увиденная мной, просто поразила своей необычностью. Почти сразу от причала поднимались ослепительно яркие белые скалы, сложенные из гипса. Они сверкали на солнце, отражаясь всевозможными цветами. Я выбрался на берег, и уютно устроившись, приступил к работе над этюдом.

 

«СОБОР ВВЕДЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ. СОЛЬВЫЧЕГОДСК» (этюд)

Пока я делал этюд, погода начала портиться, небо нахмурилось, со стороны верховьев Северной Двины стали надвигаться низкие тучи. Картина еще более преобразилась. На фоне неспокойной холодной северной реки и нависших над ней туч, гипсовый берег, начал словно  фосфоресцировать, и панорама вокруг стала еще более сказочной. Заморосил дождь и пришлось на время спрятаться на пристани, а потом продолжить работу.

Посещение Звоза вылилось, в конечном счете, в создание двух этюдов. К сожалению, запланированная мной поездка подходила к концу, и мне не удалось полазать по гипсовым пещерам, которые находятся в этих местах.

Далее я посетил Сольвычегодск, чтобы полюбоваться неповторимым в своем роде Введенским монастырем, возведенным по инициативе Григория Строгонова, недалеко от соляного озера, где в те далекие времена шла добыча соли.

«ПРОЗРАЧНЫЙ ВЕЧЕР. ВЕЛИКИЙ УСТЮГ»

         Последним пунктом моего второго путешествия «По Русскому Северу» был Великий Устюг. В городе много церквей. Я посетил местный краеведческий музей, в котором молодая сотрудница, признав во мне художника, провела со мной индивидуальную экскурсию. Она подробно рассказала об истории ее родного города, а потом еще, в знак признательности, подарила мне на память юбилейный значок – герб Великого Устюга, на котором изображен сидящий старец, сливающий воду одновременно из двух кувшинов. Это символизирует то, что город расположен на слиянии двух рек: Юг и Сухона, образующих после слияния Малую Северную Двину. Значок выполнен в технике чернения под серебро. Он и сейчас хранится у меня.

«ВЕЛИКИЙ УСТЮГ»

         Сделав этюд «Прозрачный вечер. Великий Устюг», я решил на пароме перебраться на другой берег реки. Мне хотелось дать панораму этого старинного города с его многочисленными церквями и куполами. Когда я оказался на другом берегу, я понял, что  мое решение было совершенно правильным, т.к. вид на город с рекой на переднем плане представлял собой законченную композицию. На том берегу я и поставил свою палатку и провел последнюю ночь перед возвращением домой. 

На завтра был Котлас и поезд до Москвы.

Запись опубликована в рубрике Вторая поездка «По русскому северу», Истории картин с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*