ч.4. Вторая поездка «По русскому северу» – Каргополь–Ошевенск

         Вернувшись в Вологду, я на поезде доехал до Няндомы и далее на автобусе до Каргополя, расположенного в верховьях Онеги. Здесь я в единственный раз за всю поездку поселился в гостиницу «Дом Колхозника».

«ГОРОДСКОЙ АНСАМБЛЬ. КАРГОПОЛЬ»

Освободившись от рюкзака, я ознакомился с этим древним городом, сделал этюд с видом на городской ансамбль в центре города.

Далее я съездил в Саунино, где нарисовал темперой деревянную «Церковь в Саунино», расположенную на большом поле.

 Здесь на этом поле в то время в огромном, пестром, сшитом из разноцветных лоскутов «шатре» расположился цыганский табор. Делая этюд, я с удовольствием наблюдал за этим неожиданно открывшимся передо мной красочным действом, главными исполнителями в котором были нарядно одетые цыгане с их музыкой и массой подвижных детей.

«ЦЕРКОВЬ В САУНИНО»

         Из Каргополя я совершил однодневную поездку в село Ошевенск.

Ошевенск, это большое село с характерными северными деревянными домами, примерно, если не изменяет память, километрах в 30 от Каргополя. Оно знаменито тем, что в нем хорошо сохранилась деревянная церковь и монастырь. Раньше было две церкви, но я застал лишь одну – вторая сгорела. Добираться из Каргополя пришлось на рейсовом автобусе (пазике), который тогда делал всего один рейс в день: утром туда, а во вторую половину дня обратно в Каргополь. Кроме меня в автобусе ехали двое мужчин, как потом выяснилось из Москвы. Один из них профессиональный художник, другой его друг. Кроме нас и местных жителей ехал еще один колоритный мужчина, как мне показалось похожий на цыгана с длинными волосами.

«ОШЕВЕНСКИЙ ДВОРИК» (этюд) 1971

Когда мы приехали в Ошевенск, я выбрал интересный для себя сюжет с северными домами и видом на деревянную церковь в конце улицы и сделал этюд масляными красками. Во второй половине дня пришел к остановке, чтобы вернуться в Каргополь. Подошел и художник с другом. Он сделал графические зарисовки в альбоме. Через некоторое время из дома, находящегося вблизи деревянной церкви вышел тот самый «цыган» в сопровождении невысокого деда и бабушки, который нес что-то завернутое в большой женский платок. Только здесь, увидев нашего попутчика, я, к своему стыду, понял, что это батюшка. Подойдя к остановке, он завел с нами разговор и попросил показать наши работы. Ему понравилась моя работа. Я думаю, что все дело было в том , что она была написана маслом. Через некоторое время подошел автобус. Батюшка вошел первым и сел на переднее сиденье за шофером, а дед, который его провожал, внес в автобус и положил на пол поклажу, которую он нес. Батюшка настоял, чтобы я сел рядом с ним на переднем сиденье, и мы поехали.

Всю дорогу батюшка беседовал со мной, спрашивал, откуда я приехал и просил продать ему этюд. Я отказал. Тогда он попросил меня написать ему на память церковь в Каргополе, где он служил. Я слушал его и ловил себя на том, что его речь напоминает мне одесский выговор. Путь был не близкий, и я в свою очередь поинтересовался о цели его приезда в Ошевенск. Батюшка рассказал, что кто-то из его прихожан в Каргополе передал ему, что у деда, который живет в Ошевенске, дома целый «музей» из старинных икон. Батюшка, разговаривая со мной, развязал свою ношу и стал показывать мне содержимое. Там было несколько старинных икон небольшого размера в старинных окладах. Потом он достал одну из старинных книг, написанную древним алфавитом и зачитал некоторые выдержки из нее. Это было описание жизни Петра первого, написанное его современником. Батюшка сказал, что он живет в Каргополе с женой недавно. У него несколько детей. А приехал он из Одессы. Я поинтересовался о причинах такого переезда. Он ответил, что ему сказали, что «надо ехать»…

«ЛУННАЯ НОЧЬ. ОШЕВЕНСК» (этюд)

Далее добавил, что ему здесь не очень нравится и, что он при первой возможности переедет. Этим он и объяснил свое желание иметь на память картину с видом местной церкви. Я поинтересовался, чем же он отблагодарил «ошевенского деда» за столь дорогие подарки. Батюшка ответил, что пообещал помолиться за него…

Так за разговором быстро пролетело время, и я не заметил, как мы вернулись в Каргополь, а на следующее утро у меня был запланирован переезд на берега Онеги с ее деревянными памятниками. Так я и расстался с Каргополем и Ошевенском, но на память остался этюд «Ошевенский дворик» и каргопольские этюды, а еще я впоследствии написал «Лунную ночь в Ошевенске». Мне не довелось провести там ночь, но сильное впечатление осталось и позволило сделать эту работу. Далее в моих планах была река Онега.

Запись опубликована в рубрике Вторая поездка «По русскому северу», Истории картин с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*