Описание к выставке в кинотеатре «ЗВЁЗДНЫЙ»

Кинотеатр «Звездный» неоднократно любезно предоставлял мне возможность показать очередные выставки моих работ, за что я благодарен администрации и гостеприимным сотрудникам. Данная экспозиция 1975 года представляет собой одну из выставок из цикла «Пейзажи Родины», которые в те годы проходили в целом ряде кинотеатров Москвы. Основу составили работы, явившиеся результатом двух моих поездок: Байкал и его окрестности и Средний Урал, а также поездка зимой в Среднюю Азию – Бухара, Самарканд и Хива. Выставка также дополнена рядом пейзажей: Крыма, Кавказа, Прибалтики, Русского Севера и Центральной России.

О Байкале так много сказано и написано… и пером, и кистью, что даже трудно что-то добавить. Но попытаюсь коротко рассказать непосредственно о моем путешествии.

ПАЛАТКИ НА НОСУ "КОМСОМОЛЬЦА"

Но попытаюсь коротко рассказать непосредственно о моем путешествии. В рубрике «Автобиография» уже упоминалось, что впервые я увидел Байкал, будучи девятнадцатилетним молодым матросом – балтийцем и долгие годы потом ждал этой встречи. Добравшись поездом до Иркутска, я автобусом доехал до поселка Лиственичный, который находится на Байкале в устье Ангары. В данной выставке есть этюд «Ветреный день. Лиственичное». Далее я планировал передвижение по Байкалу на пароходе «Комсомолец», который тогда постоянно совершал «кругосветку» по Озеру до Нижнеангарска и обратно. Первое, что меня поразило при посадке – это носовая часть судна, представлявшая собой разноцветный ковер из туристических палаток. Это наверное был самый демократический корабль в мире, команда которого таким образом с пониманием шла навстречу многочисленным туристам. Но, так как я садился не в Иркутске, то для моей палатки на носу свободного места уже не оказалось, и я рискнул поставить свою палатку сбоку, под капитанской рубкой.

МОЯ ПАЛАТКА

Мы приводим фотографии снятые тогда на «Комсомольце». Палатка моя действительно совершила «кругосветное» путешествие, а я вышел в Байкальском, чтобы сделать этюды и посмотреть на озеро с берега. На следующий день рано утром в бухте на рейде остановился наш пароход, и за пассажирами была послана моторная лодка. Так я возвратился в свою «палатку — путешественницу». Еще на «Комсомольце» запомнилась одна холодная ветреная ночь, когда я познакомился с геологом из Москвы, который ехал с семьей на остров Ольхон, где он работал. Поздно вечером, спрятавшись от холодного и сильного Баргузина за рубкой над машинным отделением, мы дегустировали байкальского омуля свежего посола, приобретенного по случаю здесь же у одного из матросов. Это было незабываемо. Тот, кому доводилось пробовать свежего байкальского омуля, да еще с лучком, да не где-нибудь в московском ресторане, а лунной ночью в объятьях Седого Байкала, тот меня поймет.

Самое живописное, с моей точки зрения, место на Байкале это Бухта Песчаная, представляющая собой залив, при входе в который с разных сторон возвышаются два живописных утеса: Большая и Малая Колокольни. У подножья последней я поставил палатку и провел несколько дней, сделал ряд этюдов, а также поднимался в горы к Приморскому хребту, чтобы полюбоваться видами Байкала и его горных окрестностей. Байкальские работы можно увидеть в данной экспозиции и в других, которые будут опубликованы позднее.

Во время путешествия по Байкалу суждено было осуществиться моей давней мечте, когда я, направляясь с матросами-балтийцами в вагоне –«телятнике» из Кронштадта во Владивосток впервые увидел Байкал, когда наш поезд остановился на мосту неподалеку от станции Слюдянка, а под мостом бурным потоком несла свои воды горная река с одноименным названием и в сотне метров впадала в Байкал. До этого мне не приходилось видеть ничего подобного, и в душе я поклялся непременно посетить эти места.

«РЕКА СЛЮДЯНКА. БАЙКАЛ»

Каково же было мое разочарование, когда подойдя к желанному мосту, я увидел совершенно сухое, каменистое русло реки Слюдянки, по которому можно было спокойно дойти до озера Байкал. Лишь небольшой ручей шириной примерно в один метр струился, прижавшись к левому берегу. Разрабатывая в Москве маршрут, я знал, что, поднимаясь вверх по реке, можно добраться до метеостанции в районе горы Черского, поэтому я решил совершить это восхождении, как и было запланировано, и я двинулся вверх по ручью. Чудесам в этот день очевидно было суждено продолжаться. Я шел, любуясь живописными склонами, и чем выше поднимался, тем, вопреки всем законам физики, река становилась все полноводнее. Наконец я добрался до каменоломни, где когда-то добывали белый мрамор. Теперь река стала настолько бурной, что приходилось идти по одному берегу до тех пор пока на тропе не встречалась переправа в виде мощных стволов деревьев и в наиболее опасных местах были натянуты металлические леера. Так я был вознагражден за терпение и упорство, и моя давняя мечта осуществилась и Слюдянка меня не подвела. Что касается вопроса исчезновения реки в ее нижнем течении, то это так и осталось для меня загадкой. Версии у меня есть, но жизнь так редко дарит нам прекрасные сюрпризы, поэтому лучше пускай это останется красивой легендой. Итогом этого загадочного дня явилась картина «Река Слюдянка. Байкал»

Второй поездкой, отраженной в данной выставке, было зимнее путешествие в Бухару, Самарканд и Хиву. Это несомненно три неповторимые жемчужины Востока. Особенно запомнилась Хива. Создалось впечатление, что время в данном месте остановилось много веков назад, чтобы мы могли воочию полюбоваться древней восточной архитектурой. Подробнее постараюсь рассказать позднее, может быть в легендах выставок «По Средней Азии».

Запись опубликована в рубрике Истории картин, Описания к выставкам с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*