«ТУМАН НАД БОЛОТОМ. ИСАКОГОРКА. Архангельск»

ТУМАН НАД БОЛОТОМ. ИСАКОГОРКА

С этой работой такие воспоминания. Я подъезжал к Архангельску в поезде. Был поздний вечер и перспектива провести ночь на вокзале незнакомого города меня не очень устраивала. Я стал спрашивать у пассажиров (местных) где можно выйти не доезжая Архангельска чтобы был недалеко лес, где можно поставить палатку. Задача оказалась не простой. Шла долгая дисскуссия и наконец какой-то мужик вспомнил, что в Исакогорке справа по ходу виднеется лес. Других предложений не поступало, а тут как раз объявили Исакогорку. Я выскочил на платформу. Насколько помню там ее вообще кажется небыло, точнее была «низкая». Поезд ушел. Кругом глубокие сумерки, а справа примерно в километре действительно что-то темнеется и туда ведет хорошо укатанная грунтовая дорога. Я двинулся по ней и через некоторое время оказался у Входа на местное кладбище. Ставить палатку здесь мне показалось не совсем «этично», да и негде, т.к. сразу, как только сходишь с дороги, оказываешься в заболоченном месте. Вдали справа виднелись деревенские дома и я, обойдя болота, направился в данном направлении. Была уже ночь. Нужно было устраиваться на ночлег. Дойдя до домов, я увидел слева от них достаточно равные и самое главное сухие участки земли и стал ставить палатку. Справа от меня, метрах в тридцати стояли дома, а слева метрах в двадцати за болотом начиналась территория все того же кладбища. Намучившись за день я уснул, как убитый, а ночью в моих ушах звучали слова Высотского «А на кладбище все спокойненько…».

Утром меня разбудили птицы, радующиеся утреннему солнышку и весело напевающие свои утренние мелодии, вольготно разгуливая по крыше моей палатки. Я вышел «на улицу». Над домами клубился дымок. Хозяйки уже копошились по хозяйству. Доносился запах чего-то очень домашнего и желанного после долгих дней путешествия. Кстати это ровное и сухое место, которое так выручило меня накануне ночью оказалось местом, куда местные жители выкидывали угли и золу из печей. Но это уже вошло в историю. Начинался новый день. Меня ждал Архангельск, Северная Двина и новые впечатления. Я рассказал это потому, что этюд «Туман над болотом. Архангельск. Исакогорка.» был написан в Москве в районе Покровское-Стрешнево и навеян воспоминаниями о той самой ночи в Исакогорке.

Запись опубликована в рубрике Истории картин, Истории связанные с картиной или о картине. с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*