Кавказ. Часть3. Армения

Шел 1980 год, год в котором должны были состояться летние Олимпийские игры в Москве. Все жители Советского Союза с нетерпением ожидали знаменательного события.  Я, будучи москвичом,   тоже собирался посмотреть своими глазами, по возможности, побольше. Такое  случается в жизни не часто, возможно всего один раз.
На этот отпуск я запланировал поездку в Армению, так как много читал и слышал интересного об этой древней земле, расположенной в Закавказье. Я купил туристическую путевку на маршрут «По Армении» с таким расчетом, чтобы вернуться в Москву до 10 июля, даты, когда должно было состояться торжественное открытие ХХII Олимпиады в Москве. Помню, как сейчас, сколько было предположений, разговоров, но конкретные организационные подробности предстоящих событий не сообщались, и интрига сохранялась до последнего момента.
Я приехал поездом в Ереван за три дня до начала маршрута, так чтобы успеть  спокойно посмотреть  этот красивейший город и  сделать первые этюды, так как маршрут обещал быть  достаточно насыщенным, предстояло увидеть много интересных мест по всей Армении.  Чтобы не тратить  время на поиски гостиницы я, сойдя с поезда Москва – Ереван, решил остановиться в привокзальной гостинице станции Ереван-пассажирский, я предполагал все дни проводить в городе, а сюда приходить только на ночлег.

Развалины храма Зварноц. Армения 1980 г.

 Мне удалось побродить по историческому центру Еревана, посетить Звартноц – Храм небесных ангелов, расположенный близ Еревана. В X веке во время землетрясения не выдержали опоры этого трехъярусного купольного сооружения, и здание разрушилось. Раскопки его начались только в начале двадцатого века. Посетил Эчмиадзин, Эчмиадзинский Кафедральный Собор. В Ереване мне запомнилась оригинальная автомобильная  развязка на круглой  площади Алабяна. Как там разъезжались машины без одного светофора, я так и не понял.

Ереванский этюд 1980 г.

Первый свой ереванский этюд я сделал, поднимаясь к району, где была расположена гостиница Наири, откуда начинался плановый маршрут и куда я должен был явиться через два дня, чтобы зарегистрироваться. В этом не броском сюжете, расположенном на повороте поднимающегося  шоссе, я увидел, как мне показалось, живописный уголок старого Еревана.
На следующий день я решил перебраться в гостиницу Наири. Я   подошел к администратору привокзальной гостиницы Розе, чтобы забрать свой паспорт, оставшийся у нее в сейфе после моей вчерашней регистрации. Паспорта в сейфе не оказалось. После долгих поисков с привлечением пришедшего ей на помощь мужа – начальника станции Ереван- товарный, выяснилось, что Роза, по ошибке, отдала мой паспорт мужчине, который был проездом в Ереване на своей машине и утром вместе с женой выехали в сторону Черноморского побережья в город Сухуми, где они проживали. Его паспорт остался в сейфе администратора. Так, по халатности одной женщины, начались мои «армянские проблемы». Я постепенно начал осознавать всю нелепость сложившейся для меня ситуации. Во-первых у меня была туристическая путевка, но не было документа, подтверждающего мою личность, а мне предстояло посетить ряд городов и турбаз, где я должен был зарегистрироваться.

Ереванское утро 1980 г.

Я понял, что мне необходимо получить какую-то «бумагу», подтверждающую, что со мной, не по моей вине, произошел в Ереване такой казус. Я обратился с заявлением в отделение милиции вокзала, так как это произошло в привокзальной гостинице. Следователь милиции, который рассматривал мое заявление, не нашел ничего лучшего, как предложить мне сесть в поезд и ехать обратно в Москву и там решать свою проблему. Я пытался объяснить, что у меня путевка, что у меня «горит» отпуск, что мне давно хотелось очень посетить Армению. В ответ он грозился упрятать меня так, что меня потом никто не найдет. Только вмешательство мужа Розы, к которому я обратился за помощью, понимавшего, что вина в сложившейся ситуации лежит полностью на его супруге, помогло мне выйти из сложившейся ситуации. К счастью, он оказался очень порядочным человеком,  он вместе со мной пошел к начальнику отделения милиции, который дал указание своим подчиненным, и мне выдали справку, в которой говорилось о том, кто я и что произошло с моим паспортом.

Ереванский дворик 1980 г.

Так меня приняли в гостинице Наири в Ереване. Далее туристы нашей группы, которым я рассказал свою историю, и  справка, выданная мне, и путевка, подтверждали мою личность в каждой очередной гостинице или турбазе. Конечно, все это подпортило мне настроение, но главное, что мне удалось продолжить маршрут. Но, забегая вперед, я понимал, что впереди меня ждут большие трудности, так как мне предстояло без паспорта возвращаться в Москву в самый канун перед началом Олимпиады. Тот, кто постарше,  помнят, какие жесткие порядки были в Москве в тот период, когда из Москвы выселяли всех неблагонадежных, и не пускали в город людей, не имеющих московскую прописку. Перспектива, прямо надо сказать, вырисовывалась для меня не очень радостная. Но об этом я постараюсь рассказать в конце этого путешествия.
Еревану посвящены еще две работы: «Ереванское утро», на которой изображен уголок старого Еревана с видом на гору Арарат   и «Ереванский дворик».

Севанский мотив1981 г.

Следующая остановка была на Севанской турбазе. Турбаза расположена на берегу Севанского озера, в нескольких километрах от Севанского полуострова,  на котором живописно расположены две церкви. На второе утро после приезда я проснулся очень рано и решил по утренней прохладе прогуляться с этюдником к полуострову, чтобы сделать этюд. Шел шестой час утра, светало. Когда я выходил с территории турбазы на дорогу, проходящую вдоль берега озера, к площадке перед воротами на полной скорости подкатили Жигули. Из машины вышли две блондинки «бальзаковского» возраста и два армянских юноши. Разгоряченные после весело проведенной ночи, они еще долго и громко обсуждали детали своих отношений, не обращая внимания на ранний час. Я же быстрым шагом направился к видневшемуся вдалеке полуострову, который сильно выдвигался в Севанское озеро. Противоположный гористый берег с трудом угадывался в утреннем тумане. Быстро шагая по дороге, я мысленно возвращался к той сцене, которую наблюдал несколько минут назад у входа в турбазу. Во время путешествия мы неоднократно наблюдали картину, когда на турбазах постоянно «тасуются» молодые юноши, буквально не давая прохода девушкам из туристических групп. Доходило до того, что приходилось нам  провожать их до туалета.

Севанский этюд 1980 г.

 Причем местные администрации считают данное положение  нормой. Вспоминая утреннюю сцену, я думал о том, что некоторые дамы своим поведением создают у местных ребят особое мнение о русских девушках и страдают от этого те девчата, которые приехали на Кавказ отдохнуть, познакомиться со здешней природой, архитектурой и культурой.
Размышляя так, я незаметно приблизился к полуострову и начал подниматься по его склонам, выбирая место для написания этюда. К этому времени туман рассеялся, открыв противоположный берег.

Севанское утро 1981 г.

Этот сюжет с небольшой церковью на каменистом склоне,  я и запечатлел на этюде, а большую картину с композицией из двух церквей на каменистом склоне, покрытом невысокой травой и редкими цветами на фоне дальнего берега с поднимающимися облаками я сделал уже дома. Надо сознаться, что обе церкви на этой картине я расположил так, как было задумано мной по композиции. Интересно, что на выставках в московских кинотеатрах среди зрителей были и армяне, они благодарили меня, писали теплые отзывы, говорили, что мысленно побывали  в родных краях, но ни один из них не заметил в картине отличия от натуры.

Окраина Дилижана 1980 г.

Следующей остановкой  у нас был Дилижан. Дорога от озера Севан к Дилижану проходит через живописный Дилижанский перевал, с которого открывается прекрасный вид на холмистые окрестности Дилижана. В Армении его называют Маленькой Швейцарией. Это курортный городок, распложенный на реке Агстев, притоке Куры. Отличительной чертой этих мест было обилие зелени, в которую живописно вписались домики с характерным армянским архитектурным колоритом. На одном из своих этюдов, я и запечатлел подобный уголок Дилижана.

Дворик Агарцинского монастыря 1980 г.

 Недалеко от этих мест в лесистой долине Иджеванского хребта уютно расположился Агарцинский монастырь с главной церковью Святой Богородицы (1281 г.). Результатом этого посещения  стала работа «Дворик Агарцинского монастыря». Меня всегда привлекали подобные, на первый взгляд  неброские, уголки старых монастырей. В них  витает дух времени, они были свидетелями многих событий, которые происходили вокруг в течение многих столетий.

Солнечный день. Храм Гарни 1980 г.

Недалеко от Еревана в долине реки Азат на вершине холма неподалеку от села Гарни возвышается храм, очень напоминающий Парфенон. Это восстановленный древнеармянский языческий храм (1 век до новой эры), посвященный богу солнца Митре. Он был разрушен в результате землетрясения и был восстановлен в шестидесятые годы прошлого века. Это сразу бросается в глаза, но, тем не менее, является доказательством уровня развития культуры и архитектуры на территории Армении в столь древние времена. Взобравшись на высокий каменистый холм, поросший невысокой травой, высохшей на знойном солнце, я сделал этюд с видом на село Гарни.

Солнечный день. Гарни 1980 г.

Был очень жаркий день. Под ногами среди золотистой сухой травы и редких цветов виднелись выветренные останцы каменистой породы. Работая над этюдом, я увидел какой-то движущийся, живой предмет, едва различимый в траве и камнях. Прервав свое творчество, я осторожно приблизился и к своему удивлению и восторгу обнаружил довольно крупную черепаху песочного цвета, которая медленно передвигалась, мирно греясь на солнышке, и даже позволила мне дотронуться до неё. Первой моей мыслью было захватить её в Москву и подарить детям, но, к счастью, я быстро отказался от этого плана. Уж больно гармонично и естественно она выглядела на этом каменистом склоне среди сухой травы в долине реки Азат, где в течение многих веков мирно жили ее далекие предки, возможно видевшие в первозданном виде храм солнца в Гарни.
Далее наш путь лежал на север Армении в область Лори. Автобус долгое время ехал по глубокому ущелью, приближаясь к городу Алаверды. Вскоре мы почувствовали достаточно едкий запах, над ущельем навис смок, где-то близко находилось какое-то химическое производство. Как нам объяснил сопровождающий экскурсовод, сам новый город построен наверху, а в ущелье, когда нет ветра, всегда присутствует запах. Пришлось срочно закрывать все окна в автобусе.

Лунная ночь в Ахпате. Армения 1981 г.

 Для подъема и спуска людей были построены специальные подъемники. Наконец дорога вышла из ущелья, и километров через десять мы подъехали к селу Дсех, где находится Ахпатский монастырь (VII-XIII век). За длинную дорогу мы порядком устали и с удовольствием покинули автобус. Перед нами предстал старинный средневековый монастырь, основанный в 976 году. Многочисленные монастырские постройки великолепно смотрелись на фоне гористой местности, расположенной вокруг. Забегая вперед, скажу, что дома, в Москве я написал большую работу «Лунная ночь в Ахпате», хотя из монастыря мы уезжали ближе к вечеру, когда до лунной ночи было ещё далеко. Возвращались той же дорогой через Алаверды, но, благодаря вечерней прохладе, воздух в ущелье был «почти чистый». Потом появилась луна. Наверное, сочетание лунного сияния за стеклом автобуса и впечатление от  монастыря на фоне гор и зародили тогда во мне желание попытаться сделать работу «Лунная ночь в Ахпате».

Приближене грозы.Арич. Армения 1981 г.

В памяти осталось посещение ещё одного монастыря, расположенного на северо-западе Армении. В селе Арич в небольшой долине располагается средневековый армянский монастырский комплекс XIII века Аричванк, мощно возвышающийся над плоской поверхностью горного холма. В процессе работы над этой картиной я решил, чтобы усилить впечатление, которое на меня произвел монастырь, написать его на фоне надвигающейся грозы.

Монастырь Гегард. Армения 1981 г.

Интересно, что каждый архитектурный памятник в Армении имеет свое лицо, прекрасно вписывается в окружающую природу и создает неизгладимое впечатление своей неповторимостью. Примером этому может служить монастырский комплекс Гегарт, расположенный в долине реки Азат, в ущелье в семи километрах от села Гарни, выше по течению реки. Его еще называют «Пещерным монастырем», так как он знаменит тем, что часть его Церковной архитектуры выточена в скальной породе, окружающей монастырскую территорию, и все постройки производят впечатление простоты и величия, и гармонично вписаны в окружающий ландшафт. Часть помещений храмов выдолблена внутри скалы. Еще одной из запомнившихся особенностей Гегартского монастыря являются «хачкары». Это отдельно стоящие армянские памятные стелы с крестами. Они могут стоять как на территории монастыря, так и в родовых гробницах. Запомнились многочисленные рельефы с изображением животных, цветов и воинов на стенах и древняя скальная церковь с родником.

Ленинакан (этюд) 1980 г.

Последним пунктом нашего маршрута был Ленинакан (Гюмри). Наша гостиница находилась в самом центре города. Из окна номера открывался вид на однообразную плоскую равнину. Нам объяснили, что именно по ней проходит граница с Турцией. Приглядевшись внимательно, можно было увидеть пограничные столбы с натянутой колючей проволокой. Недалеко на бульваре перед площадью среди улиц старого Ленинакана возвышалась красивая церковь, я, к сожалению, не запомнил её названия. Этюд «Ленинакан. (этюд) 1980г.», на котором стоит дата 6.VII.80, завершил серию работ в моем путешествии по Армении летом 1980 года. Через восемь лет, в 1988 году весь мир потрясло известие о сильнейшем землетрясении в Армении с эпицентром в городе Спитак. Еще одним из сильно пострадавших городов был Ленинакан. Я, как и все люди в Советском Союзе, с болью воспринял известие об этом страшном стихийном бедствии. У меня были еще свежи в памяти воспоминания об этой прекрасной стране, которая стала мне близкой. Я внимательно следил за всеми новостными сообщениями, которые проходили по телевидению. Однажды, когда показывали виды разрушенного Ленинакана, мне показалось, что, когда шли  кадры с полуразрушенной церковью, это была именно та церковь, которая легла в основу моего последнего армянского этюда. Может быть, я и ошибся. Дай то бог…

На склонах Лорийского каньона. Армения 1980г.

Из Ленинакана я возвращался в Ереван, откуда у меня был обратный билет до Москвы. Во время интересного тура по Армении я немного отключился от проблемы с паспортом, о которой было сказано в начале моего повествования. Теперь по дороге в Ереван все мои мысли вернулись к этой проблеме. Была очень зыбкая надежда, что мужчина, который случайно забрал мой паспорт из гостиницы при Ереванском вокзале, за эту неделю каким-то образом вернул его, так как его паспорт, который я отказался забирать, остался у администрации гостиницы. Но, к сожалению, этого не произошло, и я садился в московский поезд, имея на руках только справку из милиции о событии, произошедшем со мной в Ереване. Напоминаю, что прибыть в Москву мне предстояло как раз в канун открытия Московской Олимпиады. До Ростова поезд был достаточно заполнен пассажирами. В купе со мной ехал пожилой армянин, житель Москвы, угощал меня огромными бархатистыми красно-фиолетовыми армянскими персиками, которые ему принесла в знак благодарности на одной из остановок  сотрудница санатория, где он лечился. Поезд в это время как раз проходил по довольно глубокому зеленому ущелью, на склонах которого и росли подобные персики. После Ростова количество пассажиров в вагоне стало резко сокращаться, проводница, которая знала от меня об отсутствии у меня паспорта, говорила, что в Туле, последней остановке перед Москвой, меня все равно снимут с поезда. При остановке в Туле мы в вагоне с моим попутчиком остались одни.  На перроне вдоль состава стояли охранники, не подпуская никого к вагонам. В наш вагон, к счастью, никто не вошел, ограничились сведениями, полученными от проводников. Прошли еще несколько томительных минут, и поезд тронулся. В Москве мы выходили на необычно пустынный перрон и, только когда я вошел в метро, я вздохнул с облегчением. Я написал заявление в милицию, а паспорт мне вернули только в начале осени. Так благополучно, в конечном счете, закончилась моя поездка в Армению летом 1980 года.

Запись опубликована в рубрике Истории картин. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*