По Алтаю часть 1

 В июле 1979 года, в очередной отпуск,  мы решили посетить Алтай, о красотах которого много читали Это была одна из самых длительных и сложных моих поездок. Из Москвы мы с супругой добрались поездом до Барнаула и Бийска. Далее нам предстоял очень длинный путь длиной  более четырехсот     километров по Чуйскому тракту. Целью нашего маршрута был Горный Алтай, а точнее река Шавла и Шавлинские озера. Из Бийска мы по Чуйскому тракту автобусом  доехали до Горно-Алтайска и далее отправились  в поселок Чемал. 

Чемальская ГЭС

 Дорога шла по правому берегу реки Катунь, несущей свои бирюзовые  воды  с ледников Алтая. Мы проехали  родные места Василия Шукшина. Река здесь широкая и полноводная. В Чемале сделали первую остановку. Здесь река делает большую петлю, широко разливаясь среди высоких берегов. В Чемале имеется старинная ГЭС, построенная в первые годы Советской власти. Район Чемала считается одним из живописных мест на Катуни. Река пробила себе путь среди скалистых берегов. Я сделал в Чемале этюд с плотиной электростанции  и утренний туман  на Катуни с живописным островом — скалой, поросшей хвойными деревьями. 

БЕРЕГА-КАТУНИ-ПОД-ЧАМАЛОМ-1979г

Далее мы вернулись на Чуйский тракт и продвигались по нему на попутных машинах. На следующую стоянку мы расположились на низком зеленом берегу реки. Недалеко от нашей палатки мирно паслись кони.  Как оказалось утром, это были лошади цыган, которые перегоняли большое стадо овец из Монголии  в Советский Союз. Здесь я впервые в жизни столкнулся с цыганами, которые зарабатывали деньги, выполняя работу по договору. Как мне рассказал глава семьи, он вместе с семьей в летний период перегоняет овец в Горно-Алтайск. Овцы пасутся на зеленых берегах, прибавляют в весе и в результате цыганская семья получает вознаграждение за свой труд. Далее дорога шла вдоль реки Чуи  и становилась все менее комфортабельнее и наконец мы добрались до поселка Чибит, который виднелся вдалеке посреди ровного плоскогорья.  Перед нами был деревянный мост через Чую, а за ним начиналась пешая часть нашего маршрута. 

Наша стоянка над перевалом Орой

 

Тропа стала резко подниматься вверх, петляя среди скальных выступов, и вот уже бурная Чуя в виде блестящей змейки петляет далеко внизу. Деревьев становится все меньше и вокруг преобладает пышное разнотравье. Мы пересекаем  несколько небольших ручьев, бегущих нам навстречу. Растительность становится еще более скудной, под ногами лишь трава с трудом пробившаяся сквозь каменистую поверхность перевала Орой.
Перевал совсем не сложный, скорее он представляет собой перевальное плато. О преодолении его говорит картина, открывшаяся нашим взорам. Внизу под нами расположилось огромное плато с    многочисленными озерами, из которых брали начало ручьи, которые сливались и превращались в реку Шабагу, по долине которой нам предстояло двигаться далее.
Перевал Орой встретил нас дождливой погодой.
Все вокруг потемнело и пошел моросящий дождик. Дело шло к вечеру и надо было думать о ночлеге, а кругом каменные склоны, почти лишенные растительности, а далеко внизу заболоченное плато.  Дождь все усиливался, вокруг никакого просвета. Было ясно, что стоянку надо срочно организовать  здесь наверху, где мы находились. Я заметил впереди скальный выступ, нависший над горным склоном. За ним образовалась небольшая площадка, на которой можно было установить палатку.
Мы поспешили туда, чтобы успеть обрести крышу над головой, если моросящий дождь превратится в ливень. Минут через двадцать палатка уже стояла, покрытая сверху полиэтиленовой пленкой. Пока Алла    под небольшим карнизом у входа разогревала большую кружку с водой на самодельной миниатюрной плитке, работающей на сухом спирте, я старался укрепить оттяжки палатки с помощью больших камней, разбросанных вокруг, так как вбить колышки в горную породу было практически невозможно.    

Непогода. Пнревал Орой

      
Поужинав, мы забрались в спальник и быстро уснули. Ночью дождь почти не прекращался, он то монотонно барабанил по крыше, то сменялся ливнем, сопровождаемым порывами ветра.На следующий день вокруг мало что изменилось. У нас создалось впечатление, что тучи зацепились за горные хребты, расположенные вокруг перевального плато в виде амфитеатра. Ветер гнал их от нас к противоположным склонам, а затем они возвращались обратно. Забегая вперед, скажу, что перевал Орой держал нас в плену двое суток. Не могу сказать, что у нас были только отрицательные эмоции. В первый же день, как только позволяла погода, я обследовал окрестные склоны. Я вообще люблю дождь, а вокруг была необычная для нас картина с озерами и зарождающимися горными реками. Не хватало, конечно, солнца, но в окружающем пейзаже была своя прелесть и живописность, что я постарался запечатлеть в своих зарисовках.
Второй день подарил нам великолепные туманы, которые мягко стелились над платом и сквозь них просматривались озера. Все это находилось в постоянном движении и менялось буквально на глазах.
Можете представить себе, какой восторг это вызывало у меня, которого некоторые друзья называли «туманных дел мастером».
Утро третьего дня подарило нам незабываемый праздник. За ночь небо практически очистилось от туч и, когда мы выбрались из палатки, перед нами предстали горные хребты на противоположной стороне перевала, освещенные утренними лучами восходящего солнца. За них цеплялись отдельные нежные облачка, следы поднимавшегося тумана. Забегая вперед, скажу, что через год, уже дома  в Москве, я написал большую картину «Утро над перевалом Орой. Алтай». К сожалению, она была украдена с выставки, происходившей в кинотеатре Одесса. Я давно собираюсь сделать копию, но пока еще руки не дошли. Надеюсь, что данный пейзаж до сих пор украшает чью-то московскую квартиру и радует друзей, приходящих в гости.
Только теперь нам удалось разглядеть перспективу нашего дальнейшего передвижения. Мы стали собираться в путь. Южное солнце делало свое дело, быстро подсушивая все вокруг, и вскоре мы уже вышли на тропу, идущую вдоль левого берега Шабоги, которая с каждым километром становилась все более полноводной и бурной, собирая воды ручьев, впадающих в нее. Постепенно тропа стала подниматься выше над рекой и вскоре пошла среди  густого кустарника дикой черной смородины, что было для нас очень даже кстати, так как ягоды уже вполне созрели и на очередном привале мы пили смородиновый чай. Тропа быстро подсыхала, идти было легко, тем более, что до впадения в Шабогу реки Шавлы мы двигались вниз. 

Река Шавла

К месту слияния рек мы подошли, когда солнце уже жарило со всей силой. Мы остановились на обед и отдых. Стояла такая жара, что за время стоянки мы успели высушить все промокшие за два дня вещи. Приключения, постигшие нас на перевале Орой, казались уже далеким прошлым.
Во время этой дневной стоянки нам впервые повстречалась группа туристов. Это были молодые люди, которые в хорошем темпе пошли вверх по течению Шавлы, оставив часть своей крупной поклажи под деревьями недалеко от нас. Девушки пошли дальше на подъем налегке, а ребята, очевидно, собирались вернуться за оставленным вещами. Отдохнув, мы также отправились по тропе, ведущей к Нижнему Шалинскому озеру. Дорога шла по довольно широкой долине реки, прижавшейся к правой стороне. Вокруг было много сухих стволов, одиноко торчащих над густыми зарослями невысокого кустарника. Очевидно, эти низкие места затапливаются водой в весеннее половодье.
Постепенно тропа поднималась все выше и выше. Вокруг появлялись поляны, бурно заросшие яркими альпийскими цветами. Впереди посреди долины возвышалась большая гора, слева ее омывали бурные воды Правой Шавлы, а справа открывалось соседнее ущелье, и из него вырывалась другая река Левая Шавла. Оба  бурных потока сливались, и еще десятки метров образовавшаяся Шавла была двухцветной. Левая сторона реки, вытекающая из Нижне-Шавлинского озера, имела бирюзовый цвет, а правая сторона, которая, очевидно несла большое количество взвеси, имела охристый оттенок. Вниз по течению воды перемешивались и река становилась бирюзовой, так как основной поток поступал из Шавлинских озер, питавшихся многочисленными ледниками, которые постепенно начинали появляться вдали по ходу нашего движения. Вскоре мы подошли к Нижнему озеру. Оно имело сильно изрезанную береговую систему, в основном поросшую лиственницами. Кругом благоухали сочные травы и цветы. 

Нижне-Шавлинское озеро

Горные склоны левого берега озера были покрыты хвойным, в основном еловым лесом. Тропа, обходя  извилистые берега озера, поднималась выше, петляя среди елей, в прохладной тени которых мы чувствовали себя комфортно, так как солнце палило нещадно. Далее мы преодолели мощную морену, благодаря которой образовалось Среднее озеро.
Внизу справа под нами шумела Шавла, преодолевая многочисленные пороги и перекаты на своем пути. Ближе к вечеру перед нами открылась спокойная гладь Средне-Шавлинского озера,  в бирюзовой воде которого отражались заснеженные вершины гор Мечты, Красавицы,  Сказки и другие алтайские вершины. Мы продвинулись вперед примерно до середины озера и разбили свой лагерь в нескольких метрах от берега. Для меня, как для художника все, что окружало нас на Средне-Шавлинском озере и его окрестностях несомненно было подарком судьбы и источником вдохновения, чем я и постарался воспользоваться по мере возможности. 

Алтайское утро

Место, выбранное для стоянки, оказалось оптимальным, и мы решили не переносить палатку за все время нашего пребывания на озере. Отсюда было удобно совершать радиальные походы налегке как вокруг озера, так и посещение Верхне-Шавлинского озера, находящегося выше по течению Шавлы, а также подняться на Нижне-Шавлинский ледник и одноименный перевал.
На утро было решено добраться до Нижне-Шавлинского ледника. 

Нижне-Шавлинский перевал

Утром, позавтракав и захватив легкий перекус, мы начали подъем. Идти налегке было одно удовольствие. Сначала тропа шла лесом вдоль одного из истоков реки Шавлы. Далее, когда лес кончился, впереди появилось тело ледника, напоминавшее заснеженный панцирь черепахи. В начале ледника чернел темный грот, из-под которого вырывался бурный поток, результат постоянного таяния льда. Собирая по пути воду многочисленных ручьев, он нес свои воды к Средне-Шавлинскому озеру и    впадал в него недалеко от нашей стоянки.
Постепенно по мы начали подниматься на ледник. Протяженность его была около трех километров. Левые склоны над ним были в основном скальные с многочисленными осыпями, а справа нависали сверкающие на солнце снежники. Ледниковую долину замыкала перевальная седловина, соединившая между собой левые и правые склоны и разделившая эту долину с ледником, находящимся по ту сторону перевала. Высота перевального хребта было, на вскидку, метров триста. Я не мог отказать себе и не использовать возможность подняться на  перевальную седловину, всегда интересно увидеть, какая картина откроется перед твоим взором за перевалом. Алла осталась ждать меня внизу. 

Вид на Нижне-Шавлинский ледник с первальной седловины

Подъем оказался не совсем простым, как казалось со стороны. Сверху и из под ног постоянно осыпались камни и капала вода. Я поднимался с левой стороны, по возможности прижимаясь к крупным останцам. Наконец я достиг верха седловины. Передо мной открылась довольно суровая картина. С этой стороны были сплошные снежные склоны, над которыми   нависли темно-серые тучи, с этой стороны дул пронзительный холодный ветер. В последствии увиденные впечатления послужили основой для картины «Край вечных снегов». Седловина напоминала изогнутый хребет древнего динозавра, на котором виднелись туры, оставленные туристскими группами. Передохнув немного, я стал спускаться, опасаясь, что непогода может перейти в нашу долину. К счастью, этого не произошло, горы не пустили тучи и хорошая погода позволила нам к вечеру благополучно вернуться в наш лагерь на берегу озера. 

 

Запись опубликована в рубрике Истории картин, По Алтаю с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*