ч.5. По Средней Азии. Памир

ВЫСОКО-В-ГОРАХ.-ПАМИР

После посещения Искандеркуля, мы вернулись в Душанбе. Казалось бы, мы посмотрели в этом путешествии достаточно много интересных мест от Самарканда и великолепных озер реки Шинг до Фанских гор и легендарного Искандеркуля, но, находясь в такой близости от самых высоких семитысячных вершин Советского Союза, я не мог уехать домой, не посмотрев на них хотя бы издалека. От этого максимализма я так и не смог избавиться до сих пор. Мы садимся на автобус и отправляемся в кишлак Джиргаталь, расположенный высоко в горах. Это место, где был небольшой аэродром, куда в те времена можно было добраться на небольших самолетах и вертолетах. Отсюда начинались многочисленные походы альпинистов, идущих на покорение высочайших вершин нашей страны. Большая часть дороги проходила по правому берегу бурной реки Сурхоб. Чем выше поднимались мы, тем выше становились заснеженные горные вершины на противоположном берегу реки. Мое внимание привлек ледник, который в виде изогнутой стрелы с наконечником спускался по ущелью вниз. На протяжении многих километров эта картина сопровождала нас.

Наконец мы с супругой прибыли в кишлак Джиргаталь. Это было довольно большое таджикское селение. Когда мы решили прогуляться по кишлаку нас обступили любопытные мальчишки и девчонки. Девочки — таджички усадили Аллу, крашенную блондинку, и принялись плести ей косички. Пока я осматривал окрестности, на голове супруги появились сорок косичек, что привело в дикий восторг и девчонок и мальчишек. Потом нас по очереди сажали на осликов, и в завершение этого шоу Алла оказалась верхом на стройной лошади за спиной , юного наездника — таджика, гордо восседающего перед ней.

В кишлаке Джаргаталь

От кишлака открывалась прекрасная панорама на памирские вершины, путь к которым хорошо просматривался на противоположном берегу Сурхоба. Многочисленные ущелья устремлялись от бурной реки к заснеженным вершинам. Мы установили палатку и вечером наблюдали, как постепенно загорались эти вершины в лучах заходящего солнца. Ради этого зрелища стоило преодолеть тот длинный путь, который мы проделали по дороге к Джиргаталю. Я сделал два небольших наброска с видами на Памир из кишлака.

ПРОЩАНИЕ С ПАМИРОМ. 1978г.

На следующий день мы пришли к летному полю местного аэродрома. К нашему удивлению здесь оказалось очень много туристов и альпинистов из разных городов Союза. Кто-то только готовился к выходу на предстоящий маршрут, а другие вернулись из похода, что было хорошо заметно по их загорелым и обветренным лицам. Люди, которые ходят в горы, это народ особый, надо видеть их лица, светящиеся цветом романтики, когда они видят горы или говорят о них.

Туристы располагались группами на траве недалеко от взлетной полосы. Кто-то отдыхал, лежа на рюкзаках, кто-то негромко напевал бардовские песни, собравшись вокруг гитариста. Совершил посадку вертолет, прилетевший со стороны гор. Среди туристов поднялся говор: «Привезли Хохлова». Я, к моему стыду, сначала не понял о ком идет речь. Потом оказалось, что на вертолете из высокогорного базового лагеря вывезли альпиниста, академика, ректора МГУ Рема Хохлова, с которым произошла трагедия при подъеме на пик Коммунизма, не выдержало сердце. Знавшие его люди рассказывали, что это восхождение было его мечтой. К сожалению врачам не удалось спасти его. Его перевезли в Москву, он умер в результате ошибки при переливании крови. Это был самый молодой претендент на руководящий пост в Советском Союзе.

Мы решили возвращаться в Душанбе на вертолете. Маршрут пролегал над рекой Сурхоб и через некоторое время я увидел в иллюминаторе ставшую мне уже почти близкой гору с ледником в виде изогнутой стрелы с наконечником. И самое главное теперь, с высоты птичьего полета, я увидел, что недалеко от этого места есть мост через бурный Сурхоб, который делает реальным осуществление моего желания о посещении Памира в районе хребта Петра, где и находится желанный ледник. Далее оставалось набраться терпения, долететь до Душанбе, так как вертолет это не автобус и выйти по дороге из него невозможно, а затем снова вернуться на автобусе до увиденного моста.

Наша стоянка на зеленом холие

Перейдя мост, мы начали подъем на довольно крутой зеленый холм, который закрывал нам горы, которые были целью нашего похода. Когда нам удалось наконец преодолеть подъем мы оказались на прекрасной смотровой площадке, с которой достаточно хорошо просматривалась перспектива нашего дальнейшего продвижения. В этот день мы совершили уже достаточно много переездов и переходов, поэтому решили организовать ночлег на плоской вершине этого зеленого холма. Поужинав, мы, уставшие, быстро уснули.

Утром нас ожидал неожиданный сюрприз. Когда я выбрался из палатки, солнце уже осветило все кругом и первое, что бросилось в глаза, это брезент нашей палатки, густо покрытый тучей божьих коровок. Они не только были на палатке, но мгновенно оказались на моей одежде и на моем теле. Пока мы спали, ветер принес, очевидно, огромную стаю божьих коровок на наш зеленый холм, где для них оказались благоприятные условия для остановки. Мы же стали заложниками и пострадавшими в создавшейся ситуации, так как божьи коровки, оказались совсем не безобидными насекомыми. Они забирались к нам под одежду и не просто ползали, а достаточно больно кусались.

Пришлось быстро собраться и покинуть этот, неожиданно оказавшийся столь негостеприимным, зеленый холм. Далее мы стали быстро спускаться на довольно большое плоскогорье, за ним начинались хребты и ущелья по которым предстоял наш дальнейший подъем. Спустившись, мы обнаружили на плато большое количество тропинок, петляющих между скупым травяным покровом. Впереди в низине виднелось небольшое озерко. Все кругом было истоптано копытами животных. Очевидно сюда пригоняли овец на водопой. Мы шли по направлению к воде. Внезапно тишину нарушил резкий пронзительный звериный крик, и в один миг все кругом пришло в движение. Из под каждой кочки выскакивали золотисто-коричневые зверьки с пушистыми хвостами, делали короткие перебежки от одной норки к другой и мгновенно застывали, сидя на задних лапках и смиренно поджав передние, как это делают суслики в наших краях. Это были сурки, живущие огромной колонией в близи этого небольшого озера, но размером значительно крупнее. Теперь мы видели, что их здесь сотни, если не тысячи. Мы застыли на месте, обозревая многочисленные тропинки и зеленые травяные кочки и замечали вокруг много «истуканчиков», которые неподвижно замерли на месте. Как только мы двинулись вперед, буквально в двух метрах от нас раздался тот же пронзительный визгливый крик и на несколько мгновений сценарий повторился. Заняв новые места, зверьки замирали. Мы поняли, что сигнал опасности подает сурок, к которому мы приближаемся. Мы для них были «источником опасности» в этом краю непуганных птиц и зверей. Мы постепенно привыкли к поведению зверей и уже перестали обращать на них внимание. Вскоре, подойдя ближе к озерку, мы обнаружили, что вокруг него вся земля истоптана и поняли, что вода в нем совершенно не пригодна нам для питья, так как кругом стоял запах, какой бывает в деревне вокруг наших скотных дворов.

Обойдя озеро слева, мы начали постепенный подъем по левому склону хребта. Вскоре обнаружили хрустально чистый ручей, сбегавший в виде небольшого водопадики с правого склона. Был достаточно знойный день и у нас практически кончился запас воды, так как на нашем зеленом холме, где мы ночевали, воды не было. Решено было организовать стоянку недалеко от родника. Пообедав мы решили подняться «на разведку» по ущелью. Налегке, как были в шортах мы начали подъем. Ущелье было каменистое, с большим количеством осыпей и без всяких признаков какой-либо растительности. Высота уже приближалась, к четырем тысячам метров. Иногда по ущелью сверху вниз над нашими головами со свистом снаряда проносились какие-то птицы, будто бы выпущенные из орудия. Все это проходило так мгновенно, что мы успевали лишь обернуться назад, вслед улетающему «снаряду». Скорее всего это были соколы, охотящиеся за своей добычей.

В ГОРАХ ПАМИРА. 1977г.

Вскоре перед нами открылась панорама Памира. Вдали виднелся мощный ледник. К нему в виде подковы сходились два хребта, полукругом ограничивая огромное глубокое ущелье, основание которого находилось глубоко внизу. Было уже достаточно много времени и логичнее было вернуться обратно, но огромный ледник манил к себе и был так близок. Казалось, пройти по одному из хребтов, чтобы ледник полностью открылся перед нами, было совсем не сложно.

Мы решили двигаться по левому хребту. Продвигались медленно, преодолевая каждый очередной гребень и постепенно преодолевая высоту.
Памир все больше открывался перед нами, но стало быстро темнеть, как это бывает часто в горах. Стали сгущаться облака и повеяло вечерней прохладой. Горы теперь выглядели скорее суровыми. Я принимаю решение возвращаться обратно. Кому приходилось бывать в горах, поймет нас. Мы в шортах и футболках на высоте четыре тысяч метров, вокруг темнеет и путь наш лежит вниз. Спускаться всегда труднее. Легче дышать, но труднее находить опору под ногами, тем более быстро темнеет и начинает что-то моросить сверху, то ли дождь, то ли снег. Когда, наконец, достигли ущелья, мы облегченно вздохнули. Холод, спускавшийся по ущелью с гор, заставлял нас двигаться быстро, насколько это было возможно.

СОЛНЕЧНЫЙ ЭТЮД. ПАМИР. 1977г.(этюд)

Мы вернулись к своей палатке практически в полной темноте и с большим аппетитом пили горячий чай. Утром мы снялись и двинулись вниз к реке Сурхоб. По дороге нам встретился заброшенный кишлак, с полуразвалившимися хижинами и брошенными абрикосовыми и яблоневыми садами. Мы с удовольствием полакомились плодами и не могли понять, почему люди покинули столь благодатные места.

На следующий день мы уже были в Душанбе и далее был поезд до Москвы. Так закончился наш очередной маршрут по Средней Азии.

Запись опубликована в рубрике Истории картин, По Средней Азии с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

1 комментарий: ч.5. По Средней Азии. Памир

  1. nanoGetting говорит:

    Интересная статья, думаю стоит добавить в избранное

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*